на главную - Ко звуку звук

для тех, кто слушает стихи


Алексей
Цветков:




"в мерцанье мышц..."         

  mp3  

313 K

"пытаться петь и верить..."         

  mp3  

206 K

"на пляже тени влажные ложатся..."         

  mp3  

472 K

"ночь непохожа и спящему кажется днем..."         

  mp3  

415 K

"какие нам температуры вообще обещают..."         

  mp3  

533 K

"стопари граненые в строю..."         

  mp3  

363 K

"почему эти кольца сатурна..."         

  mp3  

270 K

"пустяки но память лишняя..."         

  mp3  

263 K

"такие интересные закаты..."         

  mp3  

473 K










*  *  *
в мерцанье мышц в просветах непролазных
зубов где мысль на выдохе скрипит
речь воспаряет над раствором гласных
швырни щепоть шипящих и вскипит

месторожденье ругани и гимна
по немоты наружную кайму
где ни ушей ни паче рыл не видно
с кем разделить или излить кому

с пустым стаканом пересечь квартиру
вздремнуть впотьмах неведомо куда
пока внутри торопится к надиру
короткая империя ума

пусть неусыпен в черепном приборе
миноискатель истины но син-
тетических суждений априори
в таком безлюдье звук невыносим

когда наутро что ни свет то вторник
щеколда вновь на челюстях слаба
но врач на букву а как древний дворник
давно подмел ненужные слова
..^..   












*  *  *
пытаться петь и верить вечно
считать что существует нечто
пищит и вертится в руках
жаль что не выглядит никак
в холодном погребе сознанья
где сердце вредный истопник
предметов глупые названья
пустые формы из-под них
волокна времени бездушны
камней рекорден урожай
ты этих сущностей без нужды
не умножай не умножай
поди вернись в верховья мира
в забытой азбуки года
где только мила ела мыло
а мы не ели никогда
мертва премудрости царица
мать умозрительной хуйни
пора в мобильнике порыться
взять и жениться по любви
..^..







*  *  *
на пляже тени влажные ложатся
кружат стрижи и не хотят снижаться
169-й день в году
скрипят ворота и орфей в аду

река на букву с и бессловесны
птицеподобья в тучах муляжи
животных на притворном водопое
над всеми кипарисовые свечи
пылают черным правильным огнем
и бабочки как проруби в сетчатке
стократ черней чем допускает глаз
не шелохнуть ушей бесшумной лирой
вот жители умершие из нас
и страшен всем ротвейлер троерылый

он здесь повторно раньше он имел
спецпропуск на какую-то одну
из этих нас но слабо в мелкий шрифт
вчитался и ротвейлер на контроле
вмиг завернул которую привел
тот даже с горя спел по-итальянски
стеная вслед упущенной добыче
в окошко тыча справку и печать
мол дескать che faro senza euridice
что дескать делать и с чего начать

нас нет никак мы созданы из вздохов
из допущений и негодований
из слез и всхлипов тех кто нами был
на елисейских выселках отныне
где так черны стрижи и кипарисы
и метит камни оловом река
там наверху зачем кадите богу
не возвратится с музыкой жених
из этой бездны где ротвейлер ногу
вздымает над надеждами живых
..^..










*  *  *

ночь непохожа и спящему кажется днем
каждым из прожитых сбившихся в войлочный ворох
спазмами быстрые судьбы сбываются в нем
господи или там кто у них тут в лабрадорах

вот он становится наскоро каждым из тех
кто в подобающем случае мог получиться
паули если бы вовремя подал в физтех
кушнером если грамматике чуть подучиться
этот лежащий в потемках точнее не сам
спящий точнее не спящий а засланный вместо
спящего внемлющий прошлым своим голосам
мнущий пропущенных лет убежавшее тесто
он бы и бодрствовал банковским гоблином но
там где была голова напоследок болела
стылое тело недвижно под ней как бревно

господи то есть не господи кто там холера
где твой обещанный праведным вечный покой
только что ночь подлиннее а дни покороче
кончены дни да и в сущности нет никакой
ночи
..^..









*  *  *

какие нам температуры вообще обещают
спасибо что в сущности бабское лето пришло
и готские горлицы мальчиков готских прельщают
осенним своим опереньем в надежде на что

ты помнишь ключом с коктебельского гона поэты
зобы их в зените пронзительным пловом полны
гостил бы и дальше у жителей этой планеты
да вот звездолет на поляне разводит пары

я жил между ними не брезгуя дружеской флягой
так липок на щупальце след человечьей руки
в назначенный час звездолет развернется над прагой
фотонная тяга и я одинокий внутри

ах ой ли вы готские сестры и певчие братья
любовь неоглядна а разум повсюду тюрьма
не пленный отныне пусть буду последняя блядь я
когда коктебель если прага забуду тебя

пускай если снова рискнет распуститься мимоза
меня недокличется в тесном застолье семья
за всеми парсеками чуткого анабиоза
я может быть русский я чешский я ваш навсегда

пусть катится ваше под звук аонидского пенья
на третьей от солнца спокойное время рекой
где готские горлицы чистят железные перья
но мальчикам это не страшно и риск никакой
..^..
















*  *  *

стопари граненые в строю
радужная в ржавчине селедка
кто теперь наследует страну
тот в уста плеснет себе сегодня
в бездне возводимой без гвоздя
мнимей сна и смысла невесомей
кто зиме замуровал глаза
клейстером и правдой с антресолей
истощив на поприще броню
где истцов история искала
бортничает с коробом в бору
странник от дубровки до беслана
от рязани до саянских гряд
доброй ночи незнакомый брат

наши тени рдели до небес
тверже сроду не было скелета
закружил завлек стеклянный лес
чья селедка дикая свирепа
дом снесло но с коробом под куст
где стаканы встарь не протекали
выдыхая истово из уст
все этиловые радикалы
раз в мороз такая синева
даже ближнего любить не жалко
воет ветер сеет семена
грянет к оттепели жатва
..^..















*  *  *

почему эти кольца сатурна
так приятно горят и культурно
а у нас в небесах пустота
отчего мы печальны и хмуры
разводя зерновые культуры
повышая надои скота

потому что адам-прародитель
оказался шпион и вредитель
а потомство за это плати
под заплатанной дождиком твердью
между быстрым рожденьем и смертью
каждый божий с утра до пяти

может в джунглях какой андромеды
без печали журчат дармоеды
астрономией дивной горды
наша миссия в мире прямая
в три погибели жить принимая
как награду рога и горбы
..^..















*  *  *

пустяки но память лишняя
здесь на площади точь в точь
подошла однажды нищая
просит чем-нибудь помочь

второпях нашарил мелочи
сердце жалостью свело
было стыдно ей до немочи
но беда сильней всего

больше в бедах не до удали
но без повода и вдруг
вспоминаешь всех кто умерли
и которые умрут

вместо бродского и пригова
вьется в космосе змея
век любимая без выбора
наша страшная земля

гаснет мозг и молкнет речь его
в верхнем зеркале сквозя
немигающее вечное
день за днем глаза в глаза
..^..













*  *  *

такие интересные закаты
изображает нам воображенье
что будь в них чистой правды хоть на четверть
мы жили бы практически в раю
а эти звезды так в средневековье
расписывали купола в россии
и кто-нибудь коварно подсмотрел
в нас норовят посеять убежденье
что гребни гор тверды и достоверны
а бабочки и эти как их птицы
вообще зашкаливают перегиб

когда я тоже молод был и жив
я полагал что факты существуют
и различал свет истины во всем
в чиновниках ручьях олимпиадах
по алгебре и в этих как бишь их
доверчиво выслушивал признанья
в любви и признавался в ней в ответ
так жаль что слишком редко признавался
потом припадок разочарованья
умерил мой картезианский раж

поверите здесь никого не встретишь
из прежних тех кто раньше были вы
есть сильный шанс что я вообще один
сидел всю жизнь и рисовал закаты
изобретал себе обмен веществ
врубая некоторые нейроны
в пустую вечность тыкался лаская
притворной музыкой притворный слух
но разве птицы могут быть неправдой
тут богом надо быть а я никто
..^..










всё в исп.  В. Луцкера

9