на главную - Ко звуку звук

для тех, кто слушает стихи


Иосиф
Бродский:




"...и при слове "грядущее"..."         

  mp3  

1291 K

"Тихотворение мое..."         

  mp3  

1328 K

Письмо в оазис ("Не надо обо мне...")         

  mp3  

1757 K

На столетие Анны Ахматовой ("Страницу и огонь, зерно и жернова...")         

  mp3  

1540 K




















* * *  

        ...и при слове "грядущее" из русского языка 
        выбегают мыши и всей аравой
        отгрызают от лакомого куска
        памяти, что твой сыр дырявой.
        После стольких зим уже безразлично, что
        или кто стоит в углу у окна за шторой,
        и в мозгу раздается не неземное "до",
        но ее шуршание. Жизнь, которой,
        как даренной вещи, не смотрят в пасть,
        обнажает зубы при каждой встрече.
        От всего человека вам остается часть
        речи. Часть речи вообще. Часть речи.
..^..






* * *  

        Тихотворение мое, мое немое,
        однако, тяглое - на страх поводьям,
        куда пожалуемся на ярмо и
        кому поведаем, как жизнь проводим?
        Как поздно заполночь ища глазунию
        луны за шторами зажженной спичкою,
        вручную стряхиваешь пыль безумия
        с осколков желтого оскала в писчую.
        Как эту борзопись, что гуще патоки,
        там ни размазывай, но с кем в колене и
        в локте хотябы преломить, опять-таки,
        ломоть отрезанный, тихотворение?
..^..







Письмо в оазис

     Не надо обо мне. Не надо ни о ком.
     Заботься о себе, о всаднице матраца.
     Я был не лишним ртом, но лишним языком,
     подспудным грызуном словарного запаса.

     Теперь в твоих глазах амбарного кота,
     хранившего зерно от порчи и урона,
     читается печаль, дремавшая тогда,
     когда за мной гналась секира фараона.

     С чего бы это вдруг? Серебряный висок?
     Оскомина во рту от сладостей восточных?
     Потусторонний звук? Но то шуршит песок,
     пустыни талисман, в моих часах песочных.

     Помол его жесток, крупицы -- тяжелы,
     и кости в нем белей, чем просто перемыты.
     Но лучше грызть его, чем губы от жары
     облизывать в тени осевшей пирамиды.
..^..















На столетие Анны Ахматовой

Страницу и огонь, зерно и жернова,
секиры остриё и усеченный волос -
Бог сохраняет всё; особенно - слова
прощенья и любви, как собственный свой голос.

В них бьётся рваный пульс, в них слышен костный хруст,
и заступ в них стучит; ровны и глуховаты,
затем что жизнь - одна, они из смертных уст
звучат отчетливей, чем из надмирной ваты.

Великая душа, поклон через моря
за то, что их нашла, - тебе и части тленной,
что спит в родной земле, тебе благодаря
обретшей речи дар в глухонемой вселенной.
..^..










всё в исп.  В. Луцкера