на главную - Ко звуку звук

для тех, кто слушает стихи

Елизавета
Михайличенко:




С видом на Иудейскую Пустыню... ("Оставь этот тон...")         

  mp3  

281 K

"Времена текут по сгибам рук..."         

  mp3  

303 K

Он и Она ("Высоким голосом и не меняя ноты ...")         

  mp3  

447 K

"Приручим растения ..."         

  mp3  

429 K










С ВИДОМ НА ИУДЕЙСКУЮ ПУСТЫНЮ...


Оставь этот тон, а возьми лучше ноту попроще, почище,
натри эту ноту мелом крошащимся, пусть поблестит,
мел очень противен на пальцах (так объяснять слово "лишний").
Скрипит на доске, как песок на зубах, как кольцо по стеклу. Вид
сквозь это стекло блестящий в закате. 
Залитый солнцем расплавленным, слоится мир -
на тонкие струпья эмоций, на нормы и на понятия -
сквозь формалин.
-Вот что у тебя? - спросит детский больной голосок,
придавленный прессом из прожитых взрослых дровишек.
-Город, презрение к сильным, спокойствие, Бог,
право быть лишней.
-Кукла? - подскажет дитя.
-Манекен,- соглашусь.
А нота звучит и изводит все больше и больше.
-В том, что ты воешь, есть гнусная стайная грусть,
вой лучше молча. 
..^..   




*  *  *

Времена текут по сгибам рук,
проникая в полые сосуды,
кровь разносит не желанье блуда,
но желанье состоять из двух.
Боком не протиснуться в простор,
незачем в него тайком и боком.
Это твой единственный драгстор
где торгуют забродившим соком.
Я хочу сказать о естестве,
а выходит  - снова о тревоге,
о несовпадении мастей
и о разной высоте порогов -
болевых и дома. Ничего,
я уже привыкла к расставаниям,
я их репетирую, чертой
обозначив жирно и заранее,
чтобы в тот ответственный момент,
в то мгновенье ужаса и скотства
ощутить не уровень сиротства,
а тупую пилящую лень. 
..^..




ОН И ОНА 

Высоким голосом и не меняя ноты
поет моя подруга о любви,
и ветер извлекает ей аккорды
в тупой борьбе с неровностью земли.
Подруга, воспаленная луной,
уже пылает ночью и соблазном,
рассвет своими ножницами лязгает
и шепчет окровавленной губой.
Слоняясь по засаленным местам
святого Города, она о чуде плачет.
Её используя вот так, а не иначе
Он говорит, что болен и устал.
Он путает дороги и дома,
насмешничает над моей подругой.
Она к Нему приклеилась сама
купившись на харизму демиурга.
Мой Город. У моей подруги вкус
прекрасен тоже. Так она забавна.
Восхода восхитительный укус
и облачная шерсть чужого Фавна
ей не нужны. Подруга хороша
в своих одеждах иудейской девы.
Высоким голосом, прерывисто дыша,
всё воет, воет, воет, воет, стерва. 
..^..





*  *  *

Приручим растения, друг мой?
Пусть узнаЮт нас по коже,
по капелькам влаги.
Почувствуй прохладу их жизни - рукой
и тоже
возьми отпечаток листа на ладони,
запомни.
Теперь вы друзья,
вы - служители в храме. Коллеги.
Растения - запах и топливо.
Ты - убиватель и жертва.
Прикроешь проросшие венами тонкие веки,
получишь растительный мрак и лесное блаженство.
А кто-то закроет ладонями веки и тоже
получит твой образ, проросший плодами ошибок.
Наверное, плохо. Уместней - спокойствие кожи,
разглаженность смысла. Живая зеленая ширма.

Приручим бессмысленность, братец?
И будем скитаться
средь сосен нечастых, мечтающих бегать ежами.
Мы будем расти и считать это всё компенсацией.
И будем вопить в небеса:
- Ты меня уважаешь?!
..^..







всё в исп.  В. Луцкера