на главную - Ко звуку звук

для тех, кто слушает стихи

Елена
Тверская:




Потеря памяти ("Сперва уходят имена...")      

  mp3  

307 K

 
            ЧЕТЫРЕ СТИХОТВОРЕНИЯ:

"В палате с видом на бродвей..."      

  mp3  

87 K

"Гляжу туда, где выше, выше..."      

  mp3  

127 K

"Вот такая зима - дожди..."      

  mp3  

152 K

"Как от материка - острова..."      

  mp3  

85 K

 

"Что назначено всем..."      

  mp3  

266 K

Ю. Трифонову ("Что за память у прозаика...")      

  mp3  

322 K

Мир-Труд-Май ("Обезьянка из глины...")      

  mp3  

233 K

Температура ("Что это там: Лета...")      

  mp3  

247 K

Про острова ("А ты все рвешься улететь...")      

  mp3  

209 K

Детские фото ("Фотографии в детстве: удивленнoe личикo...")      

  mp3  

168 K

Сон про Андалусию ("Андалусии земли бегут за бортом...")      

  mp3  

373 K

"Хочется петь, то что видишь..."      

  mp3  

116 K

Про причины ("По ночам не спят мужчины...")      

  mp3  

223 K

"Я не любитель деревянных..."      

  mp3  

808 K

Пока не поздно ("Ну, процитируйте поэта...")       

  mp3  

920 K

Дворник ("Когда был дворник маленький...")       

  mp3  

801 K

"В нежный час перед закатом..."       

  mp3  

1134 K

Wolf's Moon ("Волчья ночь – луна в пол-неба...")       

  mp3  

978 K

"Три ослика серых на фоне горы..."       

  mp3  

930 K

Луна над морем ("Выходишь к волнам на песок...")       

  mp3  

1734 K

В ветреную погоду ("Ветреную погоду Я не любила сроду...")       

  mp3  

984 K

Элегия (А.П.Цветкову) ("Когда зависим так от пустяков...")       

  mp3  

1467 K

"И так и эдак рисовали..."       

  mp3  

1540 K

Австралия ("Там, где лето зимой...")       

  mp3  

1817 K

"Каждой твари выбрано по паре..."       

  mp3  

1083 K

"И он, земле предпочитавший воду..."       

  mp3  

1722 K

Ноябрьская элегия ("А ничего, что кончилась весна...")       

  mp3  

2737 K










Потеря памяти 
1.
Сперва уходят имена,
Суть существительных. Туманны 
И света стороны и страны,
И поднимается волна.
Уходят под воду слова,
Как части суши - части речи,
И остаются из наречий 
И из глаголов острова.
Размытый список кораблей
Белеет посреди потопа
Беспамятства. Что, Одиссей,
Тебе - Итака, Пенелопа?..
 
2.
Ты говоришь со мной - но все трудней понять
Слова, увязшие в забвении, как в иле,
Слова, которыми любил играть ты, или
Мне растолковывать - что значат, как склонять...

Как ять, как мамонт память в прошлое ушла.
Назад перемотай, верни меня в начало,
Когда ты молод был, а я была мала.
И слов еще не понимала. 
..^..   



        
*
В палате с видом на бродвей, 
где елки в лампочках сверкают, 
и в ста витринах завлекают 
"тo ride in a one-horse open slеigh", - 
как времени замедлен бег, 
как голос радости бесцветен, 
как страшно смертен человек - 
мучительно, безбожно смертен. 
..^..





* *
Гляжу туда, где выше, выше 
летят без цели облака, 
над очертаньем крайней крыши 
впадая в небо, как река 
впадает в море, как впадают 
в глубокий транс, в бездонный сон, 
как речь значения лишают, 
молитву превращая в стон. 
..^..













* * *
Вот такая зима - дожди, дожди всерьез. 
Это небо оплачет смертных на одре. 
Вот такие дела - декабрь промок от слез, 
и цветы с похорон не вянут в январе. 
Вот такая зима. Да нет ее вины, 
от нее утешения уже не ждем. 
Наступила пора - без снежной белизны, 
без просвета - стоять и плакать под дождем. 
..^..



















* * * *
Как от материка - острова, 
от людей остаются предметы: 
меты времени, века приметы 
золотая по краю канва, 
три цепочки, четыре кольца, 
восемь полок знакомых обложек, 
и альбом, где меж бантов и кружев - 
детский облик родного лица. 
..^..






*  *  *
           "Что назначено всем - тем одним не трагично"
                                     Юрий Ряшенцев 

Что назначено всем, то и каждому будет, небось,
колобковым и лисьим.
В эти месяцы с «ябрь» осыпаться придется поврозь –
я о листьях, о листьях. 

Что желанно, проси;  вон ольха по серьгам раздает
всякой твари несмелой,
и вороны слетелись – планируют сложный налет
на чужие пределы. 

Никого не минует прозрачная тайна сия,
эти, с «ябрь», оглашают:
Мир беспечен и смертен, но это – заслуга ничья
И вина небольшая. 
..^..




Ю. Трифонову 

Что за память у прозаика! Не забыл он ничего.
Как чудесная мозаика память скроена его. 

Он глазами стрекозиными и снаружи, и внутри
Видит знаки негасимые, видит в смолах - янтари. 

Он запомнил имя длинное и названья странных птиц,
И глаза его былинные видят небо без границ. 

Знает он расположения звезд – по центру и в глуши,
И мельчайшие движения нашей неженки-души. 

Все выстраивает в линию, редким зреньем наделен
Эту гибель голубиную видеть гибелью времен. 

Он так пристально внимателен к пустяковинам смешным,
Как положено писателям и заказано – иным. 

Оттого сижу в тумане я с тонкой книжицей в руках
Над рекой воспоминания о кисельных берегах. 
..^..








Мир-Труд-Май 

Обезьянка из глины.
Леденец петушком.
Вдоль по улице длинной
Мы проходим пешком.
В самом центре колонны,
У машины цветной,
Где плакат и знамена -
Папа рядом со мной.
Мы идем по бульвару
А потом – по кольцу.
И толпа не редеет,
Не подходит к концу 
Петушок леденцовый,
Обезьянкин кувЫрк;
Этот сладкий, пунцовый
Жженый сахар Москвы. 
Детство – краткая льгота. 
Дохрустит леденец.
Черно-белое фото:
Город, праздник, отец.
Это время обманет,
Но не сможет украсть
Обезьянку в кармане
И на палочке сласть. 
..^..







Температура 

Что это там: Лета или Гольфстрим?
Что-то мы только об этом и говорим.
Что ни скажи – об этом или о том,
Все о пустом, хоть бы и непростом

Теплый Гольфстрим, а течет в холода.
Лета, наверно мертвенно- холодна.
Или наоборот – мертвому что за дело?
Все принимает температуру тела.

Температура скачет: наверно грипп.
Долго ль Гольфстрим греет – не говорит,
Будет зима ли, лето - не нам решать,
И энтропию лучше не повышать.

То-то спокойно спать не дают, пока
Неторопливо эта течет река,
Мысли о… чтобы не накликать беды -
Температуре тела и окр. среды. 
..^..









Про острова 
           «И спокойно в свой удел
                      Через море полетел...» 

А ты все рвешься улететь на острова.
На них, наверное, растет дурман-трава,
На них, наверно, что ни пальма, то кокос,
А у меня от них экзема и невроз.

А мне твоя уже – родней моей родня,
А ты все ищещь острова, где нет меня.
А там, наверно, белки чистый изумруд
При всем народе из орехов достают.

А мне ткачиха с бабарихой отпустить
Тебя советуют - тот остров навестить,
И я, наверно, совершенно не права,
Что не хочу тебя пустить на острова. 
..^..












Детские фото 

Фотографии в детстве: удивленнoe личикo,
Или взгляд недоверчивый - скоро вылетит птичка?
Эта девочка с бантом, мальчик с мраморным лбом...
Жизнь исчезла куда-то, не вместившись в альбом.

Третий год и десятый, вороши, разбирай,
Сколько жизни неснятой, вытекшей через край.
Плыли к Ultima Thule на цветных парусах.

Жизнь вертелась на стуле, белый бант в волосах.
..^..













Сон про Андалусию 
                              “Africa all over!”
                                             R. Kipling

Андалусии земли бегут за бортом
Над асфальтом сухим мы летим вчетвером
Мимо пыльных веков пролетаем
Словно судьбы былые листаем.

А судьба прорастет, точно мак из травы,
Затаится под видом чалмы и халвы,
И горька, как казалась сладка,
И зовется она Аф-ри-ка.

Заарканит она Андалусский архив:
Акведуки, серебряный отблеск олив;
Кости римских колонн – мешковат, 
Мавританский покроет халат.

Эта Африка - это ее уговор:
Зачалмит и застелит цветастый ковер,
Разрисует простор – на узоре узор, 
Да на восемь столетий – повтор.

Каждый час, пока мы тут гудим вчетвером,
От нее отплывает некрупный паром,
И на нем тридцать восемь недолгих минут
В Андалусию мавры плывут.

Это Африка черной темнеет горой
Километрах в пятнадцати – атлас закрой.
От нее отделяет один Гибралтар,
Он один не потушит пожар. 
..^..










*  *  *

Хочется петь, то что видишь, как чукча.
Только с особенной нежностью, чутко,
Лично, неистово и без вранья, 
Так, чтобы хором не спели друзья,
Чтоб подчеркнуть, уходя в невесомость
Эту свою одинокость, особость…
Любите тоже? Вряд ли, как я. 
..^..















Про причины

По ночам не спят мужчины, да и женщины не спят,
Ищут разные причины, без причины – не хотят.

Все, что было. все, что будет, тонко связывают в нить,
Мы на то с тобой и люди – чтоб всему причине быть. 

Без причины прыщ не вскочит, и не блещет лунный луч,
Беатриче Дант не хочет, не гоняет ветер туч,

Солнце не встает над нами, даль не будет голубой,
Конь не прядает ушами без причины хоть какой;

Сычь не ухнет над сараем, и не пискнет мышь в дому… 
Просто мы не точно знаем, что на свете почему.
..^..













*  *  *

Я не любитель деревянных
Построек. Мачту кораблю - куда ни шло,
А темных, странных,
Скрипучих зданий - не люблю.

Мне деревянное строенье
Напоминает гроб и тленье,
Забор, и погреб, и барак,
Труху, и прах, и смерти мрак.

И запах свежей древесины
Напоминает бойню мне:
От освежеванной осины
Мне дурно, как живой сосне.

Мне жаль, что дерево живое
Кладет на плаху свой живот.
Пускай дома из камня строят.
Пусть рядом дерево растет.

Но если дудка заиграет,
Но если скрипка и рояль -
В них дух древесный оживает.
А тела дереву не жаль.
..^..














Пока не поздно

Ну, процитируйте поэта,
Пока еще не умер он
Пестреет именами лента,
Поэтам имя – легион.
Цитируйте, пока живые -
Играют, любят, курят, пьют
И пишут по ночам стихи, и
Не процитируешь – умрут.
Цитата – вроде объясненья
В любви, покуда жив поэт.
Цитируйте – под настроенье,
Скороговоркой, нараспев,
Или во всю длину экрана,
Вдруг понимая, почему
Обычное словечко “рано”
Неприменимо ни к чему.
..^..


















Дворник

Когда был дворник маленький,
С совочком во дворе
Он тоже бегал в валенках
По снегу в январе,

Он тоже с первой лужею
Кораблики пускал
Ничем других не хуже был,
А дворником он стал,

Не потому, что холод он
Предпочитал теплу,
Не оттого, что смолоду
Любил свою метлу,

А просто – кто-то должен же
За чистотой следить
И снеговые залежи
В порядок приводить,

Чтоб вышел мальчик маленький
Шести, положим, лет,
И по пороше валенком
Оставил четкий след.
..^..
















*  *  *

В нежный час перед закатом
Прихожу на брег пустой
И любуюсь, как плакатом,
Небом, морем и волной.

Я сижу, гляжу на воду.
Вдруг гляжу - по-над водой
Пролетают низко годы
Вереницей-чередой.

Я их громко вопрошаю:
Эй, вы кто такие? чьи?
А они мне, пролетая,
Отвечают: да твои!

Я во след кричу: – куда вы?
Я рукой давай махать,
Но они - налево справа -
И не обернутся вспять.

Погодите, до заката
Есть часок; повременю,
И тогда уж ряд крылатый
Непременно догоню.
..^..













Wolf's Moon

Волчья ночь – луна в пол-неба,
И почти как днем светло.
С темным облаком и мне бы
Разминуться повезло!

Сбоку Марс краснеет гордо,
То ли пламя, то ли дым.
Мы, как волки - кверху морды –
Под луною постоим.

Тени длинные не тают,
Ветка каждая видна.
То, что думы омрачают,
Ты осветишь ли, Луна?

Стой, не уходи из сада,
Пусть за эту ночь одну
Целый год не будет надо
Выть по-волчьи на луну!
..^..














*  *  *

Три ослика серых на фоне горы.
Осенние тени, разводы коры.
Природа листа никогда не проста,
И музыка всюду, как свет, пролита.

Проветрено небо, пронзителен час.
Поймал фоторакурс прищуренный глаз -
И в памяти oсень останется та,
Что снята на фото, а не прожита.

Всего не упомнишь, но памяти волк
Ухватит под хищное клик! или щелк!
И сложит на radostx.com до поры -
Трех осликов серых на фоне горы. 
..^..













Луна над морем


                          “Какая лунная луна
                           По всем каналам”
                                        В. Соснора

Выходишь к волнам на песок -
под лунным взглядом
так первобытен и жесток
морепорядок.
Волна закидывает впрок
лодчонки в бухты,
выплескивает на песок
морепродукты.

От притяжения Луны
волна тугая,
но чуть светило наклони -
она другая.
Вот так и время – как волна
тебя окатит,
потом прокатит по песку и -
ну, и хватит.

Не говори, что миг прошел,
прошла эпоха.
И что нам было хорошо,
то нам и плохо.
И ведь никто не обещал
без волн на море,
еще ведь римлянин мычал:
Memento mori.

А мы не римляне, да и
они не боги.
Ходи у моря, подводи
свои итоги.
Ходи по берегу, гляди,
какой десяток,
смотри на волны да уди
сухой остаток.

Накатит, как волна, мотив -
Луна над морем.
А морю всякий побратим,
(не как Сосноре).
Волна находит на волну -
их тут навалом,-
и крутят полную луну
по всем каналам.
..^..























В ветреную погоду

Ветреную погоду
Я не любила сроду.
В ветреную погоду
Ветер гудит в саду -
Хоть бы не на беду!

Мусор летит по кругу,
И воробей с испугу
Ближе к врагу чем к другу
Сел на мусорный бак -
Что есть недобрый знак.

В эдакую погоду
Эдгару По в угоду
Пара ворон народу
Каркают на ветру:
Neveremore или Тrue.

О своем, не иначе,
Пара ворон судачит.
Ветер свистит и плачет,
И ворOнье вранье
Каждый слышит свое.

Ветер мотает снасти,
Сам гадая, отчасти:
К ведру или к ненастью
Синие облака?
Непонятно пока.
..^..



























Элегия

                           А.П.Цветкову

Когда зависим так от пустяков,
От новостей, от прихоти погодки,
Когда и страх не нов, хоть в век обнов
Не модно ныть, и все мои погодки

Наездились по шарику уже,
На расстоянье время не жалея,
И выглядят с годами все свежей,
Напоминая Дориана Грея;

Когда племянник холденовских лет
В музее узнает про промокашку,
Или зовет «Ушастиком» портрет,
Где нарисован бедный Чебурашка;

Когда стихи уже не в первый раз
Кончаются рифмованною прозой,
И никакое фото про запас
Не поспевает за метаморфозой;

(А.П.Цветков про это написал,
и до него – уже написан Вертер.)
Когда муссон задует, иль пассат,
Или другой какой веселый ветер,

У вечности кончается заем.
Самим себе, вполне серьезным людям,
Мы обещанья праздные даем,
Чтоб выполнять по будням, но не будем.
..^..











*  *  *

И так и эдак рисовали,
Фотографировали жизнь,
А то и в песнях воспевали
Ее да молодость. Держись
Теперь за живопись, за фото,
А жизнь летит, как та суббота
Иль эта – бодрствуешь ли, спишь,
А время не изобразишь.

Изображенью не по средствам
Кроме мгновенья, ничего,
Хоть веет вечностью и детством
Попеременно от него.
Вот тут-то музыка вступает
В свои владенья и ведет
Сквозь толщу времени. Витает
Мотива тонкий переход.

Тех звуков целые и доли
В ушах не отзвучали, что ли,
Как в детстве: выйдешь из кино,
А все не кончилось оно.
..^..












Австралия


Там, где лето зимой, и на севере юг, 
Перевернутый мир, антиподы вокруг, 
И не так собираются тучи, 
... В перевернутом мире цвет неба другой, 
В перевернутом мире все - вниз головой: 
Волки сумчаты, лисы летучи. 

Австралийская речь бубенцом дребезжит 
И царапает ухо, а время бежит 
Впереди на два дня, что обидно. 
И куда ни взгляни – океана разлив, 
И на пол-океана - коралловый риф, 
Так, что даже из космоса видно. 

И созвездья не те открываются мне, 
И мы едем опять не по той стороне 
По дороге, витой от изгиба; 
Но все та же Луна освещает прибой: 
Ей ходить над Землей все равно по какой 
Стороне, и за это - спасибо! 
..^..















*  *  *

Каждой твари выбрано по паре.
Некоторым тварям – невпопад.
И глядит вперед одна из тварей,
А другая – все глядит назад.

Ничего, еще сомкнутся звенья,
Станут очертания видны;
Время не имеет направленья
И обращено в две стороны.

Ничего, еше не так бывает,
Отплываем, горе - не беда,
А вода, гляди, все прибывает,
Прибывает, господи, вода!..
..^..











*  *  *

"Он умер в январе, в начале года"
      И.Бродский

    И он, земле предпочитавший воду,
Пространству - время, данности - свободу,
Ушел туда, куда въездную квоту
Еще получит каждый в свой черед.
И смолкли, час отлива соблюдая,
Америка и та, одна шестая
Часть суши, от которой улетая,
Он совершил свой первый переход

    В другую жизнь. Сквозь облачные двери
Ушел, оставив чувство - не потери,
А  словно птицы дальше полетели,
Или когда на свет глядишь из тьмы.
И двуязычным эхом отзовется,
То, что он пел у звездного колодца.
"И январем его залив вдается
В ту сушу дней, где остаемся мы".
..^..
























Ноябрьская элегия
                                   To Sofia

А ничего, что кончилась весна,
И та прозрачная голубизна
Минувшего; что листьев стало мало,
И некогда кудрявые стада
Деревьев обнажают провода.
Идешь себе... И вдруг – похолодало.

Казалось бы – и что? Надень пальто 
И варежки, ноябрь тебе – никто,
Но, возмущенный, протестует разум,
В надежде на погодный коммунизм,
И разомлевший летом организм
В любви зиме отказывает разом.

Я холода, признаться, не люблю.
Жалея мех, синтетику терплю,
Чтоб вся она, китайская, сгорела!
Люблю смотреть на бури из окна,
И снежная холодная страна
Лишась меня, ко мне не потеплела.

Таков ноябрь. В нем ночи все длинней,
И так легко недосчитаться дней,
Когда и так запасец невесомый.
Последний лист с граната упадет,
И день Благодарения грядет
С его едой до состоянья комы.

Но есть и в ноябре один денек,
В котором светит счастья огонек
В прохладном утре закругленья года.
В нем девочка кудрявая одна
Дает игрушкам новым имена,
И, как весной, прекрасная погода!
..^..
















всё в исп.  В. Луцкера

Шур-шур Листьев рыжий абажур ветер сносит с древа, Ворошит их - шур-да-шур - направо-налево. Полны листьев дерева, но подует с кручи - Собирается листва в небольшие кучи, И по листьям чуть живым пробегает трепет. Я хожу-шуршу по ним, пока листья терпят. Этот запах, этот звук - шур-да-шур – знакомы, Как из юности кивок, как привет из дома, Где вдоль улицы листва до конца квартала Эти самые слова мне тогда шептала. Super Moon 2016 Они сказали – поди Сегодня время найди, И голову задери, И ночью в небо смотри. Они сказали: Луна На небе будет видна, Какой еще поискать Ближайших лет 25. Немаленький приговор. И я выхожу во двор: Провисла в тучах Луна, Под ними еле видна. Ей дела нет до погод, До мелких моих забот, Ей лет - триллионов пять По небу еще гулять. Но я пока постою Ночную вахту свою, Чтоб после, глядя в окно На серых небес сукно, Прочесть на них непреложное, Как плащ из чистки забрав С приколотым на рукав: «Сделано все возможное». Что сталось со временем - просто беда! Оно уползает незнамо куда, Как в детстве когда-то, бывало, Во сне одеяло сползало. А нынче - совсем расползается врозь, Как старая тряпка, прозрачно насквозь, Не держится нитка за нитку. Недолго протянет, навскидку. Такая у времени, значит, пора: Тут, смотришь - прореха, там, глянешь - дыра. Не видят, как вытерлось время, Лишь те, кто, по счастью, не в теме. И дождь за окошком, как старый портной, Меж небом и твердью просвет временной Ночною порою, втихую, Сшивает на нитку живую. С.Т. Над КрИстофером издевались в школе, Цитатами дразнил, кто мог. В Ишдаунском лесу – 6 сосен; через поле - Ручей, чертополох. Что – явь? Почти сплошная небылица, Никто не верит ей. А в небылях у нас – родней родного лица И морды всех милей. Там Кенга нянчит Ру, там Кролик аккуратный, Там – Тигра и Сова, Иа-Иа живой и Винни-Пух приватный, В опилках голова. Они, как чужаки, не отойдут в сторонку В соленые года, И КрИстофер идет навстречу медвежонку Теперь уже всегда. ***Слова, слова Все – слова, - говорят, Предаваясь печали. Слово, как звукоряд, Было в самом начале. И потом, и потом - Не пространство, не время, Слово – было им дом, Тем, кто был тогда в теме. А кто слов не родил, Что о них нам известно? Жили все, как один, И ушли бессловесно. И от них на века - Молодых или старых - Полгоршка в полвершка И рисунки на скалах. Только слово, продлясь На земле человеком, Обеспечило связь Между веком и веком. Поднимайте слова Как хрустальные кубки, Почитайте слова Как большие поступки. Выбирайте слова, Чтобы не было стыдно, Мы живет однова, А они – будет видно. Знаю, мысль не нова: Не зверье – человеки, Кто не верит в слова – Умирает навеки. 1. Гнать Не надо время гнать - летит Оно довольно жутко. И сносит крышу по пути, И гонит бес рассудка. 2. Держать Того, что хочешь удержать, Не так уж в жизни мало, И держишь в кулаке опять Что в небесах летало. 3. Дышать Дышит рыба подо льдом Ровно и с закрытым ртом. А на льду, наоборот, Нервно разевая рот! 4. Обидеть Обида – язва для души - Обидит тело тоже. Скорей улыбку напиши На вытянутой роже. 5. Слышать Слышишь, как в плену у сна, Напевает тишина? Этот голос слышит тот, Кто под музыку заснет. 6. Видеть Кто видит цель – за ней , гляди,- Бежит, идет, ползет, A цель – все время впереди, Как этот горизонт. 7. Ненавидеть Хоть не любит муху дед- Муха ест его обед - Он ее не ненавидит. Он и мухи не обидит! 8. Зависеть Завишу среди бела дня От сна ночного я, И не зависит от меня Зависимость моя. 9. Терпеть Терпит, терпит кипяток - Пар идет под потолок. Терпентин кончается - Чайник отключается. 10. Смотреть Назад смотреть, а не вперед – Не панацея, всяко: И в прошлой жизни - ты был кот, А я была собака. 11. Вертеть Кто вертит носом и хвостом, И круглой головой, Тот называется котом, А иногда - совой. 1. Расскажите, что в углу За растенье на полу? Все в шарах, хлопушках, И цветных игрушках? Так растение «цветет» Раз в году, под Новый Год! Угадать не долго: Это наша ............. (елка)! 2. Это кто же тут пыхтит, Очень деловой на вид, В шубе из иголок Меж зеленых елок? Колок - в руки не возьмешь. Кто такой? Конечно, (Еж). 3. А скажите, над кустом Это кто махнул хвостом И скакнул на ветку - Ловко-быстро-метко? Кто орешки зарывает И про место забывает? Это чьи проделки? Ну, наверно, .... ( белки). 4. А это кто за елочкой Сидит поджавши хвост, С зубами, как две полочки, С ушами в полный рост? Кто же он, красавец? Длинноухий ... ( заяц). Вороний вальс Люблю ворон, признаться, Сильнее, чем котов. Мне оперенье, братцы, Милей пушных хвостов. Пусть вкрадчивой походкой Кот ходит по двору, Вороны только глотку Прочистят на ветру. В вороне дорог разум, Повадка и полет, А чернота - ни разу Ее не подведет. Не спорит кот с вороной, Не тронет никогда, Пройдет, как посторонний, Хотя у них - вражда. А мы с вороной в дружбе, Учу ее язык. Она строга наружно, Но я уже привык. Она, когда я выйду Спросонья на крыльцо, Мне гаркнет: - Карр! - для виду, Мол, узнаю в лицо. На елку сядет рядом, Посмотрит свысока, Скомандует отряду Своих издалека, И - врАновых семейство, Вороньих подотряд, По воле чародейства Ко мне слетится в сад. Я буду рад параду, Кивну им головой: Накаркайте мне карму Покуда я живой! "The Lord is my Shepherd, I shall not want" Psalm 23 В капелле светлой, небольшой, Мы, маленькой толпой, Ее проводим на покой. А дождь идет такой, Как лил тогда, и перед тем, Как лил и в прошлый раз. И каждый смахивал слезу, Слегка касаясь глаз. И каждый плакал о своем, Ушедшем насовсем. И 23-й тот Псалом Не утешал ничем. "...озаряема полной луной...." За "французской" границей французы живут, И разводят бамбук там и тут. За "японской" границей - японцев уж нет, Проживает из Гугла сосед. По "французской" - на ножки бамбук поднялся, В наш забор головой уперсЯ. По "японской" границе ползет виноград На сосну уж три года подряд. Обстригали исправно и тот и другой, Озаряемы полной луной, Но упрямо растут и упорно ползут По границам и там, блин, и тут. По утрам за "французской" галдит мелюзга, По-французки я, жаль, ни фига... За "японской" границей - весь день тишина, На работе и сам, и жена. Но сегодня "японская" шумом полна: Говорит что-то сам и жена, Это - первый на флейте открытый урок Получает их старший сынок. И, прислушиваясь, на границах не спят Ни бамбук, ни густой виноград, И стою посредине, мелодий полна, И меня озаряет луна. Проедемся, теперь почти не жарко, Хотя уже растрескалась земля От потепления, и шмель-жужжалка Последние ромашки опыля- Ет нехотя - мельком взглянуть на воду, На чаек, цапель, мелких и больших, На всю эту двуногую природу, Где все ест все, на ухищренья их, На то, как трудно их существованье, Как заняты все лучшие места, Как занят всяк добычей пропитанья, Как дорого дается красота Полета. Прошвырнемся вдоль залива На пеликанов белых посмотреть И на закат. Нам сделали красиво, Чтоб было бы еще о чем жалеть. Напа в октябре 17-го В октябре на анапест потянет, И не плакать, а чуть не рыдать. Нет, не слякоть, но небо устанет На себе этот пепел держать, И осядет. И вновь просияет. Снова временно станет светло. И анапест, в слезах, вытирает Всей строфой ветровое стекло. «Легкий переполох слов.» В. Гандельсман (из критической статьи) С утра из облака печаль Глядела вниз вполоборота. Осенняя на всем дремота, За всем - скучающая даль. А небо хмурилось - беда, Затягивало день вуалью. И даль, не притворяясь далью, Была близка, как никогда. И в сумерках по сторонам Дороги – буки, исподлобья, Смотрели на ее подобье, А тут и гром, тарам тарам. И дождь пошел, и всю окрест Смыл с сосен пыль, и с сердца пепел, И был, как свет, великолепен, И в ночь, как камерный оркестр, Ласкал мой слух. Не надо зренья, Листва шуршит из всех углов, И легкий слов переполох Под утро переходит в пенье.