на главную - Ко звуку звук

для тех, кто слушает стихи


Алёна
Лаптинская:




"Вспухли почки венозно..."         

  mp3  

1380 K

"Был день и суета..."         

  mp3  

2096 K

"С премудрых губ ни слов, ни поцелуев..."         

  mp3  

2049 K

"Снег – это тот же щедрый небесный свет..."         

  mp3  

1674 K

Петербургу ("Шатаясь, равновесия не мысля...")         

  mp3  

1396 K

Ангел в городе ("Река темна, тиха; без тела шёлк...")         

  mp3  

1526 K

Ван Вэй ("Уходит в ночь огромная гора...")         

  mp3  

2337 K

"Кто не любит, не сходит с ума..."         

  mp3  

1934 K




















* * *
Вспухли почки венозно в горячем весеннем бреду,
Я на согнутых лапах в алеющий вечер войду,
Примеряясь зверино к трещанию веток сухих,
Устремляюсь на запах, на ветер, на говор глухих.

Никогда этот воздух сырой не манит, как сейчас,
Если кожу стряхнуть, не срастаясь умом хоть на час,
Веришь, кто-то полюбит тебя от души не иначе,
Шершавинками слов, языком обласкает кошачьим.

Сквозь древесные поры, как будто сквозь поры земные,
Возрождение жизни посюду и кто мы такие,
Чтоб себя соизмерить с текущим и правильным бегом,
Умирающий ум, страстно жаждущий быть человеком.
29.03.2017
..^..










* * *
Был день и суета, и я носилась 
Из кабинета в кабинет, туда-сюда,
Набойки стерлись, платье износилось,
Наждачка вечности – безликие года.

И ночь была тиха, и я взлетела
Из тела, из яичной скорлупы,
Ваш дом нашла и счастью нет предела,
Я говорила с тем, кем были Вы.

Беседовали о литературе,
О том, что все, кто близок мне теперь
Уже за пятьдесят перемахнули,
А ты смеялся: «Старикам не верь»

Твоя жена в халате из фланели, 
Так плакала, над ванной наклонясь,
Я говорила: «Что Вы, в самом деле,
Не плачьте, я уеду через час.»

Всё было просто, даже примитивно,
Я на прощанье обнялась с тобой,
Так ласково тепло легко и дивно,
Как будто бы ты всё ещё живой.

Чумного зелья мутное веселье
Закинем в горло, совершим обман,
Жаль только небо розовое с синим,
Никто не может положить в карман.
08.12.2016
..^..












* * *
С премудрых губ ни слов, ни поцелуев,
По черепам, шатая дантов ад,
По их ладоням, что меня живую,
По их глазам, что мутят и томят.

Закат - багров, деревья, горы - черны,
Нет ни одной измученной звезды,
Смола реки, в ней древяные челны
Медлительны, голодны и пусты,

За фиолет, за стык иссиня-страшный,
Где волосами шевелит трава,
Не помнящая даже день вчерашний -
На золото, туда - едва-едва.

Ни окрика, ни щебета - ни звука,
В гортани воздух - жиром по трубе,
Я каждой мышцей ожидаю руку.
Ты думаешь, что я иду к тебе?
07.09.2016
..^..










* * *
Снег – это тот же щедрый небесный свет,
Он покрывает тела, словно липкое тесто,
Стягивая пространства подкожный скелет,
Всем очертаниям придавая скульптурность жеста.
Вдох становится легче и ярче взгляд,
Шаг - постепенным, запечатленным, изящным,
Если бы так кружиться, порхать, попадая в лад
Каждого звука и вновь становится зрящим,
Вновь засиять из тех же прорезей век,
Внемля его дыханию, танцу внемля,
Снег он такой же живучий, как человек,
И безвозвратно также уходит в землю.
06.01.2017
..^..














Петербургу

Шатаясь, равновесия не мысля,
Какая роскошь - ощущенье шага,
Где желтых коржики домов раскисли,
Всеядна им темнеющая влага.

За каждый выдох слово дуновеньем
Цепляется и так боишься встретить
Кого-нибудь, кто станет откровеньем,
Болезные распутывая сети.

Возможность – это пережить случайно
Провал мгновенный меж столиц или столетий,
Какой из дней был радостен и светел,
И запах пирогов, и душной чайной.

Всё что имею - день обыкновенный,
Разбудит утром звонкий детский голос,
Всё - узнавание и дальше постепенно,
Продляя жизнь, седеет каждый волос.
03.05.2017
..^..




















Ангел в городе

Река темна, тиха; без тела шёлк 
Так остывает, брошенный на стуле,
Громадный город многотруден и тяжел,
В медовом свете гомонящий улей,

Дешёвых кухонь масленой угар, 
То здесь, то там, квасным запахнет хмелем,
Вороний сор и чаек рваный пар
Летит от крыш затянутых в ламели,

Небесной детской сладкой кашей сыт,
Под снегом сорванные остывают звуки
И кормчий ангел в лодочке стоит,
Сапожки тоненькие, покраснели руки.

Он грусти удивлен, почти что так,
Пришелец, путешественник, не здешний,
Заброшен за спину с гостинцами рюкзак,
Куда ему теперь от жизни прежней?
05.05.2017
..^..



















Ван Вэй

Уходит в ночь огромная гора,
К жемчужному сиянию вершины, 
В долине, у подножья, мишура
Зеленых трав, овец белеют спины.

Там гонят пастухи свои стада,
Над деревнями легкий пар клубится,
Как будто наше время навсегда
Окаменело безголосой птицей.

У заводи с высоким тростником
Сидит Ван Вэй, с белесыми власами.
Там, где плотва играет плавником,
Внезапно с ним встречаешься глазами:

Старик грустит о золотом дворце,
Где Сюянь-цзун царит под балдахином,
И в улыбающемся старческом лице
Святится мир дыханием единым,

Сквозь узкие разрезы тишины,
Нашептанные в рот дышащим рыбам,
Слетает лист на бровь речной волны
И мягко тонет сладостным изгибом.

Простая тушь не лучше ли всего
Цветов изменчивых и прерываний звука, 
Ван Вэй в халате вытертом его,
Бумага, тушечница, кисть с душой бамбука.
09.07.2017
..^..
























* * *
Кто не любит, не сходит с ума,
Не блуждает в чернильных потемках, -
Презентабельна жизнь и весьма
Благоденствует в скудных потомках.

Он прекрасен и плевел словес
Никогда не отделит от жмыха, 
Меценат, но ничтожней повес,
Ибо вход его шире, чем выход.

Он совсем не способен губить,
Ни свою, ни чужую невинность,
Он не может в невинность вступить,
В ней не жить он не может, не сгинуть.

Кто не любит, не сходит с ума
И шедевров, увы, не рождает,
Пусть набиты его закрома,
Только моль эти зерна сжирает.

Я хочу себе смерти такой,
Как любовник с  любовницей счастлив,
Опускаются в вечный покой,
Поцелуями выдох окрасив
..^..















всё в исп.  В. Луцкера

Ночь на Итаке. Ночь, не спится, рыдает скрип створок окна, Чёрным углем и берег, и море, Под льняным покрывалом – царица, она, Сладко дремлет, не ведая горя, Золотые кольца овечьих стад, Вниз бегут по подушке и душно, И гремит вовсю гомоньё цикад, И олива шумит непослушно. И зачем это море так ест глаза, Так черны и вино и небо, Белым сахаром шея и пот – роса, Слаще вин и сытнее хлеба. Глубоко стальная звезда остра Лишь для смертных без слёз и печали, Если счастлив, то веки сомкни до утра, Чтобы зависти боги не знали. 30.12.2017 Весна Дриада начинает оживать И покрываться лиственной роскошностью, Изгибистую проявляя стать С прочувствованно нежной осторожностью. То ветер её ласково нагнёт, Взобьет курчаво спущенные локоны, То птица в отдаленье пропоёт,- Из лучших музык эти пенья сотканы. В ней всё уже звучаще, всё живо, Весь воздух вспенен розовыми вишнями, Вот - перья ангелов, туда бы с головой, Но мы с тобой всему как будто лишние, И нас бы так и вытолкали прочь, Взашей из этой вековечной сказки, Но у меня ведь - маленькая дочь, А у тебя - для исповеди краски. Зелено-желтое кольцо вокруг зрачка, Размытая туманность Андромеды, Безветрие вращения – рукав Широкополый в бисеринах света И черная небесная слюда Бескрайность, безвозвратность, бесприютность, Бесплотности бескожесть, нищета Животворящая и та же абсолютность. Кто - жертва в лапе чьей и в чьих когтях, Пульс, трепетание, дыханье - шутки жуткость И если я – не вечности дитя, То, что она - твоя ежеминутность. 08.07.2016 Воздушный шар. Мой вечер спокоен и нежен И полон волшебных идей, Налей же мне с этих безбрежных, Закатного меда налей, И дальше ни шатко ни валко, А, в небо поднявши глаза, Зови меня, жизнь - приживалка, В какие-нибудь небеса, На клетчатом шаре воздушном, В плетеной корзине, туда, В любом направлении южном, Где снизу шумят города, Где люди, как мухи и блохи, Машины кругом, как жуки, Дома и дворцы, будто крохи, И серая шея реки, Прочь от безысходности душной, Неверия в бога, в судьбу, От родины столь равнодушной, От тьмы, как в тюрьме, как в гробу, От этих цветущих петуний, Всего чего мы не смогли, Неси меня, как на ладони, До самого края земли, Туда, где рассвет и начало Мечтаний, сердечности, сил, Спешу, где тебя повстречала, Таким же, как раньше ты был. 09.08.2019 Ночь Большие комары, как Дон Кихоты, Стучались в застекленную веранду, Сочилась ночь сквозь тюлевые соты На бархат золота, столу на аксельбынты, Спала дицентра в палевом рубине, Сердца расколотые розовость роняли, И нежность сладкая то наплывет, то минет, Всё только радует и никакой печали. Обои на муке пропахли пылью Бумажной и побелкой пахнет печка, Сушеным яблоком -мешки, буфет – ванилью, Над дверью слева -парафиновая свечка… Хоть сколько бы-нибудь беспечно, нежно, Вот так, легко и просто без стеснений, Любовь и дом, и ночь, и неизбежно Не мучаясь от соприкосновений. 14.09.2016 Алёне Позолоченный воздух над головой Пахнет яблоком, листьями жжеными И брикетом пломбира с хрустящей, большой Сверху вафлей и клены – колоннами. Очень хочется прыгать, руками махать, Шелестеть этой яркостью бешеной, Снять тяжелый портфель и под кленом стоять, Глядя вверх, и быть с красками смешанной. И дома не хотят, чтоб я мимо прошла, Их желток так и манит ладони Обогреть, а где божья коровка ползла, - Сердце, стрелка, а снизу – «Алёне». Здесь бы так и стоять от светла, до темна, Но уже - без пяти. Полетела. Математика. Надо. Но я не смогла, Не решить, не списать не успела… Страшный сон мне приснится Я тысячу раз буду, мучаясь, думать об этом: Математика, ох, как же ты мне далась, И зачем это надо поэту… В Могилёве, на Кирова кто-то живет И на тоненьких ножках танцует, Ест в брикетах пломбир, смотрит вверх и поет И воздушные замки рисует. 10.11.2020