новый выпуск

для тех, кто слушает стихи

Пьер
Ронсар:




"Когда ты, встав от сна..."       

  mp3  

250 K

"Я так спешил к тебе..."       

  mp3  

280 K

"Когда в ее груди..."       

  mp3  

261 K

"Да женщина ли Вы..."       

  mp3  

275 K

"Коль на сто миль..."       

  mp3  

250 K

"О, если бы сверкнув..."       

  mp3  

287 K

"В твоих объятьях даже смерть желанна..."       

  mp3  

217 K










* * * 
Я так спешил к тебе  (отчаянье берет)
А ты и поцелуй мне подарила.
Невкусный поцелуй, холодный как могила, -
Диана Феба так целует дважды в год.

Невеста - жениха, когда кругом народ,
И внучка  - бабушку. Ужель ты разлюбила.
Где влажность томная, где жар, и страсть, и сила,
Где нежность чувств? Иль горек стал мой рот?!

Учись у голубей: они весь день украдкой,
Целуясь клювом в клюв, воркуют в неге сладкой,
И для забав любви им даже мало дня.

Так я прошу тебя, как это мне не грустно,
Ты лучше никогда впредь не целуй меня;
А хочешь целовать - тогда целуйся вкусно!
..^..   







* * * 
Когда в ее груди  - пустыня снеговая,
И как бронею, льдом холодный дух одет,
Когда я дорог ей лишь тем, что я поэт,
К чему беумствую, в мученьях измывая?

Что имя, сан ее и гордость родовая -
Позор нарядный мой, блестящий плен? О, нет!
Поверьте, милая, я не настолько сед,
Чтоб сердцу не могла Вас заменить другая.

Амур Вам подтвердит, Амур не может лгать,
Не так прекрасны Вы, чтоб чувство отвергать!
Как не ценить любовь - я, право, негодую!

Я никогда уже не буду молодым,
Любите же меня таким, как есть, седым,
И буду Вас любить, хотя б совсем седую!
..^..






* * * 
Да женщина ли Вы? Ужель Вы так жестоки,
Что гоните любовь? Все радуется ей,
Взгляните-ка на птиц, хотя б на голубей,
А ворбьи, скворцы, а галки, а сороки?

Заря спешит вставать пораньше на востоке,
Чтобы для игр и ласк был каждый день длинней,
И повелика льнет к орешнику нежней,
Все о любви твердят: леса, поля, потоки.

Пастушка песнь поет, крутя веретено,
И тоже о любви. Пастух влюблен давно,
И он запел в ответ. Все любит, все смеется,

Все тянется к любви и жаждет ласки вновь;
Так сердце есть у Вас? Неужто не сдается,
И так упорствует и гонит прочь любовь?
..^..






* * * 
Коль на сто миль найдется хоть одна
Бабенка вздорная, коварная и злая, -
Меня в поклонники охотно принимая,
Не отвергает чувств и клятв моих она.

Но кто мила, честна, красива и нежна,
Хотя б я мучился по ней одной вздыхая,
Хотя б не ел, не спал - судьба моя такая! -
Она каким-нибудь ослом увлечена.

И как же не судьба?  Все  быть могло б иначе,
Но такова любовь, и так устроен свет, -
Кто счастье заслужил, тому ни в чем удачи,

А дураку зато ни в чем отказа нет.
Любовь изменница, как ты хитра и зла.
И как несчастен тот, в чье сердце ты вошла!
..^..



* * * 
Когда ты, встав от сна, богиней благосклонной
Одета лишь волос туникой золотой,
То пышно их завьешь, то взбив шиньон густой,
Распустишь до колен, волною нестесненной -

О, как подобна ты другой, пенорожденной,
Что локоны завив иль заплетя косой,
И, распуская вновь, любуясь их красой,
В толпе наяд плыла по влаге побежденной!

Какая смертная тебя б затмить могла
Осанкой, поступью, иль красотой чела,
Иль томным блеском глаз, иль даром нежной речи,

Какой из нимф лесных или речных дриад
Дана и сладость губ и этот нежный взгляд,
И золото волос, окутывающих плечи
..^..


* * * 
О, если бы сверкнув роскошной желтизной,
И золотым дождем излившись упоенно,
Кассандре  мог я пасть на девственное лоно,
Когда красавица уснет во тьме ночной!

О, если бы я мог, одевшись белизной,
В быка преображен, ее умчать влюбленно,
Когда она к волнам сойдет с крутого склона,
Душистых ландышей спеша нарвать весной!

О, если бы я мог, в томленьи неустанном
Нарцисом новым стать, а ей бы стать фонтаном,
Чтоб страсть я утолил, всю ночь купаясь в нем!

О, если б эта ночь не покидала неба,
О, если б никогда луч золотого Феба
Над миром не блеснул, ее сменяя днем!
..^..


* * * 
В твоих объятьях даже смерть желанна!
Что честь и слава, что мне целый свет,
Когда моим томлениям в ответ
Твоя душа заговорит нежджанно.

Пускай в разгроме вражеского стана,
Герой, что Марсу бранный дал обет,
Своею грудью алчущий побед,
Клинков испанских ищет неустанно, -

Но робкому, пусть рок назначит мне
Сто лет бесславной жизни в тишине,
И смерть в твоих объятиях Кассандра,

И я клянусь: иль разум мой погас,
Иль этот жребий стоит даже вас,
Мощь Цезаря и слава Александра.
..^..


















всё в исп.  В. Луцкера