на главную - Ко звуку звук

для тех, кто слушает стихи

Игорь
Северянин:




Увертюра ("Ананасы в шампанском...")         

  mp3  

1685 K

К черте черта ("Какою нежностью неизъяснимою...")         

  mp3  

2312 K

В осенокошеном поле("Июль блестяще осенокошен...")         

  mp3  

877 K

 

По восемь строк

I ("Вы стоите на палубе...")         

  mp3  

1103 K

II (Карменсите) ("В тебе столько нежности тихой...")         

  mp3  

655 K

III ("Я приду к тебе, еврейка...")         

  mp3  

524 K

 

Это было у моря (Поэма-миньонет)         

  mp3  

1572 K

В лимузине ("Она вошла в моторный лимузин...")         

  mp3  

1447 K

На островах ("В ландо моторном...")         

  mp3  

1463 K

 

Эпилог

1 ("Я, гений Игорь Северянин...")         

  mp3  

2673 K

2 ("Я выполнил свою задачу...")         

  mp3  

2093 K

 

Родник ("Восемь лет эту местность я знаю...")         

  mp3  

1193 K

















   Увертюра
Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, искристо и остро!
Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском!
Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!

Стрекот аэропланов! Беги автомобилей!
Ветропросвист экспрессов! Крылолёт буеров!
Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили!
Ананасы в шампанском - это пульс вечеров!

В группе девушек нервных, в остром обществе дамском
Я трагедию жизни претворю в грезофарс...
Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Из Москвы - в Нагасаки! Из Нью-Йорка - на Марс!

      Январь 1915
..^..








   К черте черта
Какою нежностью неизъяснимою, какой сердечностью
Осветозарено и олазорено лицо твоё,
Лицо незримое, отожествлённое всечертно с Вечностью,
    Твоё - но чьё?

В вагоне поезда, на  каждой улице и в сновидении,
В театре ль , в роще ли, - везде приложится к черте черта.
Неуловимая, но ощутимая, - черта-мгновение, 
    Черта-мечта!

И больно-сладостно, и вешне-радостно! Жить - изумительно
Чудесно всё-таки! Ах, сразу нескольких - одну  любить!
Невоплощённая! Невоплотимая! тебя пленительно
    Ждать - это жить!

      Ноябрь 1914          
..^..   










   В осенокошенном поле
Июль блестяще осенокошен. 
Ах, он уходит! Держи! Держи! 
Лежу на шелке зеленом пашен, 
Вокруг - блондинки, косички ржи. 

О небо, небо! Твой путь воздушен! 
О поле, поле! Ты - грезы верфь! 
Я онебесен! Я онездешен! 
И бог мне равен, и равен червь!

      Июль 1911 
..^..   





   По восемь строк
I
Вы стоите на палубе за зеркальною рубкою
И грызёте,  как белочка, черносливную косточку...
Вы - такая изящная и такая вы хрупкая,
Вы похожи на девочку и немного на ласточку...
Улыбаются весело два матроса у румпеля,
Капитан донжуанствует, вам стихи декламируя,
О таинственном крейсере, о голубке под куполом,
То чаруя Мореллою, то Дарьяльской Тамарою...
..^..
II
      Карменсите
В тебе столько нежности тихой,
Но, время бездумно влача, 
Ты скрыла её под шумихой
Такого ж бездумного дня.
Но в каждом движеньи плеча
И в склоне твоём над гречихой -
В тебе столько нежности тихой...
О, если б она для меня!
..^..
III
Я приду к тебе, еврейка,
В звёздном плеске сонных струй.
Отворяй-ка поскорей-ка,
Отвори и не горюй!
За любовь плати любовью,
За измену отомсти:
По холмистому горбовью
Труп мой в озеро спусти...
      1910
..^..






   ЭТО БЫЛО У МОРЯ  (Поэма-миньонет)
Это было у моря, где ажурная пена,
Где встречается редко городской экипаж...
Королева играла - в башне замка - Шопена,
И, внимая Шопену, полюбил ее паж.

Было все очень просто, было все очень мило:
Королева просила перерезать гранат,
И дала половину, и пажа истомила,
И пажа полюбила, вся в мотивах сонат.

А потом отдавалась, отдавалась грозово,
До восхода рабыней проспала госпожа...
Это было у моря, где волна бирюзова,
Где ажурная пена и соната пажа.
      Февраль 1910 
..^..   










   В ЛИМУЗИНЕ
Она вошла в моторный лимузин, 
Эскизя страсть в корректном кавалере, 
И в хрупоте танцующих резин 
Восстановила голос Кавальери. 

Кто звал ее на лестнице: "Manon?" 
И ножки ей в прохладном вестибюле,- 
Хотя она и бросила: "Mais non!"* - 
Чьи руки властно мехово обули? 

Да все же он, пустой, как шантеклер, 
Проборчатый, офраченный картавец, 
Желательный для многих кавалер, 
Использованный многими красавец. 

О, женщина! Зови его в турне, 
Бери его, пожалуй, в будуары... 
Но не води с собою на Массне: 
"Письмо" Массне... Оно не для гитары!.. 

* Но нет (франц.).- Ред. 
      Июль 1910 
..^..   

















   НА ОСТРОВАХ
В ландо моторном, в ландо шикарном
Я проезжаю по Островам,
Пьянея встречным лицом вульгарным
Среди дам просто и - "этих" дам.

Ах, в каждой "фее" искал я фею
Когда-то раньше. Теперь не то.
Но отчего же я огневею,
Когда мелькает вблизи манто?

Как безответно! Как безвопросно!
Как гривуазно! Но всюду - боль!
В аллеях сорно, в куртинах росно,
И в каждом франте жив Рокамболь.

И что тут прелесть? И что тут мерзость?
Бесстыж и скорбен ночной пуант.
Кому бы бросить наглее дерзость?
Кому бы нежно поправить бант?
      Май 1911 
..^..   





   Эпилог
1
Я, гений Игорь Северянин, 
Своей победой упоен: 
Я повсеградно оэкранен! 
Я повсесердно утвержден! 

От Баязета к Порт-Артуру 
Черту упорную провел. 
Я покорил литературу! 
Взорлил, гремящий, на престол! 

Я - год назад - сказал: "Я буду!" 
Год отсверкал, и вот - я есть! 
Среди друзей я зрил Иуду, 
Но не его отверг, а - месть. 

"Я одинок в своей задаче!"- 
Прозренно я провозгласил. 
Они пришли ко мне, кто зрячи, 
И, дав восторг, не дали сил. 

Нас стало четверо, но сила 
Моя, единая, росла. 
Она поддержки не просила 
И не мужала от числа. 

Она росла в своем единстве, 
Самодержавна и горда,- 
И, в чаровом самоубийстве, 
Шатнулась в мой шатер орда... 

От снегоскалого гипноза 
Бежали двое в тлен болот; 
У каждого в плече заноза,- 
Зане болезнен беглых взлет. 

Я их приветил: я умею 
Приветить все,- божи, Привет! 
Лети, голубка, смело к змию! 
Змея, обвей орла в ответ! 
..^..
2
Я выполнил свою задачу, 
Литературу покорив. 
Бросаю сильным наудачу 
Завоевателя порыв. 

Но, даровав толпе холопов 
Значенье собственного "я", 
От пыли отряхаю обувь, 
И вновь в простор - стезя моя. 

Схожу насмешливо с престола 
И, ныне светлый пилигрим, 
Иду в застенчивые долы, 
Презрев ошеломленный Рим. 

Я изнемог от льстивой свиты, 
И по природе я взалкал. 
Мечты с цветами перевиты, 
Росой накаплен мой бокал. 

Мой мозг прояснили дурманы, 
Душа влечется в примитив. 
Я вижу росные туманы! 
Я слышу липовый мотив! 

Не ученик и не учитель, 
Великих друг, ничтожных брат, 
Иду туда, где вдохновитель 
Моих исканий - говор хат. 

До долгой встречи! В беззаконце 
Веротерпимость хороша. 
В ненастный день взойдет, как солнце, 
Моя вселенская душа!

      Октябрь 1912
..^..   









   РОДНИК
Восемь лет эту местность я знаю.
Уходил, приходил,- но всегда
В этой местности бьет ледяная
    Неисчерпываемая вода.

Полноструйный родник, полнозвучный,
Мой родной, мой природный родник,
Вновь к тебе (ты не можешь наскучить!) 
    Неотбрасываемо я приник.

И светло мне глаза оросили
Слезы гордого счастья, и я
Восклицаю: ты - символ России,
    Изнедривающаяся струя!

      Июль 1914, Мыза Ивановка          
..^..   








всё в исп.  В. Луцкера