на главную - Ко звуку звук

для тех, кто слушает стихи

Константин
Шаповалов:




"Вам предстоит узнать ответ на обличительные речи..."       

  mp3  

657 K

"Для всех живущих под Луной..."       

  mp3  

1994 K

"В рассвет замечены дымы - на каждом румбе..."       

  mp3  

4114 K

"Золотая листва густо падала..."       

  mp3  

1089 K

"Ее, летящую в ночи, вовеки мне не приручить..."       

  mp3  

1072 K

"Безликие лица, без черт лица..."       

  mp3  

1532 K

"Проходит всё, но люди склонны..."       

  mp3  

1666 K

"Существовал как желтый лист в худую осень..."       

  mp3  

2213 K










 *   *   *

Вам предстоит узнать ответ на обличительные речи
Лишь на сороковой рассвет;  из тех, которых я не встречу.
Оставьте место за столом, и я предстану перед вами,
И расскажу вам о былом, но только - новыми словами.

Они придут из пустоты, и вы поймете, что поэты
Не просто люди, а мосты между двумя концами света...
..^..   





 *   *   *

Для всех живущих под Луной
Мир звездный - это Мир Иной.
Он существует с нами рядом,
Открыт умам, сердцам и взглядам,
Изучен вдоль и поперек,
Но, бросив звездные таблицы,
Мы поднимаем к небу лица,
И ждем таинственный намек...

Что там, на черной полусфере?
Миры? Хрустальные круги?
А может быть там просто двери,
В которые войдет душа,
Дела земные заверша?
Приобретенья и потери...
Кому судить, кому решать -
Кто мы: растенья или звери,

А может Бабочки Земли,
Полжизни спящие в пыли,
И раскрывающие крылья
Когда звезда взойдет над пылью.
А может люди лишь забыли,
Что сами ? капли звездной пыли,
И что когда-то вместе плыли
В густом туманном молоке...

Как струи пенные в реке
Кружились люди и светила
Пока неведомая сила
Не задержала нас в руке.
Теперь от звезд мы вдалеке,
Но так же связаны друг с другом
И так же чертим круг за кругом
На небесах и на песке...
..^..   








 *   *   *

В рассвет замечены дымы - на каждом румбе.
Вот это да! Попались мы как воры в клумбе...

Теперь уже не избежать кровавой встречи -
Настало время заряжать, и ставить свечи.

За здравие? Не догорят, тут не до шуток.
За упокой? Что каркать зря... за промежуток! -

В бою как маятник душа: то здесь, то в небе,
И где остаться ей решат злой рок и жребий.

Молись, пока из погребов ползут снаряды,
На броненосцах нет гробов, просты обряды:

Сейчас всех разом отпоют - на худший случай,
А в лучшем каждый для себя судьбу получит.

Ведь это роскошь, господа, на самом деле -
Остаться в море навсегда! Ведь вы хотели

За триста бед одним бокалом оправдаться?
Вот и пришла лиха беда поулыбаться.

Но вы, с улыбкой на лице, себе не врите,
Что мир, вместившийся в прицел, сорвался с нити.

Прицел - стеклянное окно с иного света,
Бросает отблески оно на наше лето,

И в каждом блике тень креста - две черных риски...
В пересеченье пустота и обелиски.

Попался, получи сполна и будь уверен,
Что не спасут ни ордена, ни крепость двери.

А оказался в стороне - твоя удача,
И вариантов вовсе нет, но есть задача:

Как легче поле пересечь - ползком, как гады,
Или не пригибая плеч от канонады?

Одна дорога но путей для всех хватает,
И снова кто-то из детей в кругу считает:

Сапожник, царь, король, портной, герой отважный,
Решай скорей - кто ты такой, но лишь однажды.

Ведь если под обстрелом мир, где скрыты цели,
На выносной ориентир прицел нацелен.

На что угодно, все равно, ведь есть таблица,
Где воедино сведено то, что разнится -

Координаты дальних мест и близких судеб...
Одних карает тяжкий крест, других осудит:

Кто станет точкой выносной для артнаводки,
Кто не заметит за спиной замах короткий...

Судьба в людей палит огнем артиллерийским,
Тебя мишенью примет в нем, а бьет по близким?

Наводит в видимый предмет, стреляет в скрытый,
А попадает или нет решит убитый.

Гуляет раскаленный град по серым башням,
Срывая с нас следы наград и дней вчерашних,

И тут же щедро раздает свои награды -
Кого от жалости убьет, кого с досады,

Кому-то грудь, кому плечо звездой пометит,
И вот уже теряют счет отличья эти.

Но помирать нам не пора, хотя и впору...
Пусть наседают крейсера - бить по линкору.

Одно орудье но стрельба все так же мерна,
И улыбается судьба, как мы, примерно:

Кто ещё видит - рад до слез, дым на линкоре!
Мы гордо задираем нос скрываясь в море,

Наш долг исполнен, горы с плеч, легка дорога...
Что ж, господа, до скорых встреч в гостях у Бога.
..^..   













 *   *   *

Золотая листва густо падала -
так земля ее властно звала,
что деревья казались лампадами,
выгорающими до ствола,

а когда лист последний от тополя
оторвался как вызревший плод,
старый парк стал похож на потопленный,
фантастический парусный флот...

Битва кончена? Дух поражения -
запах прели и горек и благ,
но кто выиграл это сражение,
кто поднял черный с золотом флаг?
..^.. 








 *   *   *

Ее, летящую в ночи,
Вовеки мне не приручить:
Ей свет не мил,
                В ней нет огня
А все, на что хватает сил:
Жить, отражаясь от меня.

Ее, увы, не излечить, не обуздать, не приручить -
Она летать обречена все времена, все времена.

Она со мной обручена?
Не любит, но владеет прочно
Она невинна и порочна?
Жестокосердна и нежна...
Она желанна и покорна,
Обворожительно мягка,
Но отдается лишь притворно,
Зато берет наверняка
..^.. 











 *   *   *

        Безликие лица,
        без черт лица,
        похожие -
        как клопы,
        начав
        зачем-то
        войну дворцам
        идут во главе толпы.
        Их коллективный
        разум пчел
        мир хижинам
        предпочел;
        а я один
        на один
        с мечом -
        безумство,
        но долг влечет.
        Безумный долг
        навязал мне меч:
        моя голубая кровь
        не так,
        не туда,
        и не там
        течет,
        где ей
        положено
        течь.
        Король без трона -
        мишень плевков,
        и развлеченья для,
        из-под масок
        и колпаков
        шуты
        плюют
        в короля.
        Их воля -
        в волю пообличать,
        фактами налицо...
        и тонет звон
        моего меча
        в звоне их бубенцов.

        Король толпы
        и король в толпе -
        два полюса,
        господа;
        безумно,
        безумно,
        хотел успеть,
        но капала
        не туда...
..^.. 














 *   *   *

        Проходит всё, но люди склонны жить по велению страстей,
        и постоянно бьют поклоны, и вечно жаждут новостей,
        хотя, что ново в мире этом? Луна по-прежнему одна,
        и звезды светят тем же светом, и так же всходят семена...
        и мы: смеемся и рыдаем, как все прошедшие века,
        ревнуем, буйствуем, гадаем, грустим, надеемся слегка...
        Всё как всегда: смелы, трусливы, добры, жестоки, падки к злу,
        растем, возделываем нивы, и превращаемся в золу.
        Что движет нами? Жажда власти?
        Азарт вступающих в игру?
        Одни лишь страсти,
        страсти,
        страсти
        присущи нашему нутру:
        они диктаторы и боги,
        слепые судьи, палачи,
        поводыри в дневной дороге
        и маяки в глухой ночи.
        Бредем,
        подвластные их силе,
        всегда наперекор уму,
        от детских яселек
        к могиле,
        неся в себе
        свою тюрьму...
..^.. 













 *   *   *

Существовал как желтый лист в худую осень,
летал под заунывный свист где ветер носит,

порой и мутная вода в волнах качала -
не приносила мне вреда, не выручала.

Пил, что горит, да не был пьян. И не по чину
манил небесный океан, влекла пучина?

Хотел я жить, но не умел, и не давали:
все, кто хоть что-нибудь имел, маршировали.

Не смог я дать сигнала "SOS", не смог взорваться,
зато пришлось с бедой взасос поцеловаться.

она не шла с моих колен, ломала руки,
и попадали в сладкий плен немые звуки.

хватило досыта любви, войны и фальши...
и виноватый без вины я крест нес дальше:

прошел как было суждено все повороты,
и наконец увидел дно - хлебнул до рвоты,

но грязь из ямы выгребной не липла к телу,
а боль крутить роман со мной не захотела.

Ей нужен важный господин, а не уродец?
и вот остался я один - кругом колодец,

здесь сверху видно только слизь, но взглядам встречным
открыто как сияет высь в молчанье вечном.
..^.. 







всё в исп.  В. Луцкера