на главную - Ко звуку звук

для тех, кто слушает стихи

Сергей
Шоргин:




Ольге Кольцовой ("На небосводе...")       

  mp3  

512 K

ЛУННАЯ ДОРОГА ("Раскатился шорохом по лесу...")       

  mp3  

314 K

"Нам кашу незачем размазывать..."       

  mp3  

273 K

"Открылась дверь скрипучая..."       

  mp3  

350 K

МЕЖ СКОРПИОНОМ И СТРЕЛЬЦОМ ("День угасает, словно спичка...")       

  mp3  

2583 K


















                                      Ольге Кольцовой

* * *

На небосводе - предрассветный глянец...

Въезжает в стольный город пилигрим,

Не похваляясь именем своим,

А молча. Значит, он не самозванец.



И так ли важно, конь или осёл

Под ним - возможно, даже и ослица!

Никто не взглянет, не возвеселится

И не накроет под платаном стол.



Но дым из кухни путника поманит,

И он подъедет к старенькой корчме;

А ветхий свиток, спрятанный в суме,

До времени и доставать не станет.



И для кого написаны слова

На этом свитке - он и сам не знает.

Но каждый день в чернила окунает 

Перо - для совершенья волшебства.



И под пером растут до неба травы, 

На свитке раскрываются цветы,

Влетают и садятся на кусты

Птиц разноцветных звонкие оравы.



Но это - лишь когда другие спят...

Будь это колдовство его раскрыто -

Он был бы взят под стражу деловито,

Сожжён, повешен. Может быть, распят. 



Но всё же продолжается шаманство,

Запретная и тайная волшба...

Слагать слова заветные - судьба,

А звание поэта - самозванство. 

..^..   









ЛУННАЯ ДОРОГА


Раскатился шорохом по лесу

Крик печальный полуночной птахи,

Чёрных крыльев удалились взмахи,
И луна раздвинула завесу.



Протянулась лунная дорога,

Белым паром призрачным вскипая.

Сможешь ли, в сиянье утопая,

Устоять на лезвии порога?



Прикоснись ногой к дороге робко,

К хрупкой ленте толщиною в волос,

Осторожно - чтоб не раскололась

Под ногой сияющая тропка.

Поведет тропа сквозь лапы елей,

Рассекая паутину мрака,

К золотому блеску Зодиака,

В жаркий узел звёздных ожерелий.



А промедлишь - и тропа простится,
И уйдёт куда-то от подножья,

И дорогу сменит бездорожье,

Затемнит луну ночная птица. 

..^..   










*  *  *
Нам кашу незачем размазывать - у нас не мелкие масштабы, 

А если нечего рассказывать, то надо выдумать хотя бы, 

Быть на ноге короткой с вечностью, держать столетья на прицеле 

И поражать чистосердечностью - хотя бы пару раз в неделю. 



Чтоб быть невылазно на саммите, готовы мы вершить без ропота 

Раскопки в наслоеньях памяти, хождения по дебрям опыта. 

И помогает наше рвение - мы удивительно везучие! - 

Во тьме нащупать вдохновение, сыскать мелодию в беззвучии. 



Мы не лентяи, мы стараемся - и обойдёмся без медалей; 

Краснеть за ложь не собираемся - она реальнее реалий. 

Пусть слово явится уликою для привлечения к ответу - 

Заплатим цену невеликую: Харону мелкую монету. 

..^..

















*  *  *


Открылась дверь скрипучая с натугой,
Оттиснуты печати в паспортах... 

Весь переход давно засыпан вьюгой,

И так белы ушанки на кустах.



Не каждого пропустят на границе -

Устроены проверка и отбор,
И на кордоне зорко смотрит в лица

Внимательный и бдительный майор.



А за спиной товарища майора - 
Замшелый столб, заржавленный флагшток...

Идите, говорит он, вдоль забора,

А мы за вами проследим чуток.



Да, повезло. Пустили нас сегодня,

И мы идём в обычной суете

Из хмурой темноты предновогодней

К желанной - новогодней! - темноте.

Идти туда недолго. Хватит силы.

Мы будем там, наверное, к утру.

Мы здесь покинем всё, что раньше было.

Мы там найдём такую же муру.



Но не сравнится жалкая неволя

С охотой к перемене лет и мест!

А там - нас не догонит пуля в поле.

И Бог не выдаст. И Свинья не съест.

..^..






















МЕЖ СКОРПИОНОМ И СТРЕЛЬЦОМ
День угасает, словно спичка, не дав ни света, ни тепла.
Гудит за лесом электричка из предыдущего числа.
Игра давно сползает к пату, дрожит от холода фонарь, 
Никак не переменит дату григорианский календарь.

Непререкаемое ретро, бессрочный кругооборот...
Сор разлетается по ветру, его никто не соберёт.
Закрыты намертво ворота, сгустился воздух у черты,
И тишина звучит как нота среди прозрачной темноты. 

Так сколько же осталось длиться незавершённому числу?
Прижались зябнущие лица к заледеневшему стеклу...
Мы грезим о забытой сини и бредим дальним бубенцом -
И увязаем, как в трясине, меж Скорпионом и Стрельцом.
ноябрь 2007
..^..




























всё в исп.  В. Луцкера

КОМУ-ТО И ПОСЛЕДНИЙ Вновь стучатся в двери судьбы наши. Звон курантов... горькое вино... Новый год как круговая чаша - Выбирать напиток не дано. Отыскался револьвер в чулане (Может, Дед и Санта принесли)? Новый год как пуля в барабане. Русская рулетка. Ну-ка, пли! Мы идём шеренгой, как солдаты, Всё плотней огонь на рубеже. Новый год как свищущая дата. Пригибаться - смысла нет уже. Наступленье года всё заметней, Месяцы приветно машут нам... Новый год кому-то и последний. Вздрогнув, оглядись по сторонам. 24.12.2016 ЖИВОПИСЦЫ У этих повинность, у тех корысть, у всех привычка к мазне - Но каждый берётся за старую кисть и пишет слова на стене. У кисти этой щетина врозь, и каждый мазок - сюрприз: Порою слова прожигают насквозь, порою стекают вниз. Как часто бывает замах не высок - но чаще рука не тверда - И падают капли слов на песок, и нет на песке следа. В дело идут волшба и божба, но в них не каждый мастак - И вновь написана чья-то судьба неверно, неладно, не так. Видать, помешало бревно в глазу или спущены рукава - И люди ползают там, внизу, пытаясь собрать слова. Но судьбу не собрать из упавших частей, как из дощечек паркет: Она - мозаика для детей, где пары деталек нет. Никто не узнает, по чьей вине его судьба неполна... А где-то выше на белой стене чужие горят письмена. И кто-то вытрет о стену ладонь, оставив смазанный след... О, этот неверный ясный огонь. О, этот недолгий свет. декабрь 2006 Из какой-то дальней дали Сквозь туманное стекло Льются речи про печали На текущее число. Домового схоронили - Дом остался сиротой, И вздымает клубы пыли Ведьма ветхою фатой. Круг, распятый в квадратуру, Грустно смотрит из угла, Неразменную купюру Разменяли догола... Жизнь - занятная вещица: То смешней, а то скучней... Как бы только научиться Не тревожиться о ней? сентябрь 2007 ("Вечерние беседы") Мир окрестный полнится столпами - тем, кто оглянулся, нет числа: Яблок генетическая память давний грех доныне донесла. Предвкушенье голода и страха горечью осело на губах... Допрядает нитку злая пряха. Отощали звери на гербах. Смотрит птах прикованный двуглавый с завистью на вольных лебедей. Втиснут знак неравенства костлявый между каждой парою людей. Этот знак неутаимо явен, словно шрам неровный на судьбе: Здесь никто и никому не равен, и не равен даже сам себе; Не узнать себя наутро, словно был кривой, а нынче стал - горбат, И от пят до темени - не ровно столько, как от темени до пят. Правда обращается в химеру, и оглядка в ложь устремлена, И похожа на огонь и серу давешних небес голубизна. февраль 2008 ТРЁХСЛОЖНОСТЬ От дверей января проходя к декабрю, На наречье твоём я с тобой говорю, Непреложный трёхсложный размер, Исповедую сложность тройную твою, За тройную неложность держусь - и стою, Оградившись тобой от химер. Поистёрлось местами стихов полотно, И озябшие ямбы стучатся в окно, И хореи дрожат невпопад. Лишь трёхперстный анапест не знает дремот, Строки строит, равняет, выводит в поход, На ученья, порой - на парад. Эта музыка стройная нынче в ходу, Как была и в недавнем, и в давнем году - Хоть тихи были дни, хоть лихи. Может, там и тогда, может, здесь и сейчас Любит троицу кто-то, глядящий на нас И читающий наши стихи. 28.05.2014 * * * Дни умеренно лихие, им цена невелика. У судьбы глаза сухие и нелёгкая рука. И, прислушиваясь к стуку, оглядясь по сторонам, Мы судьбе протянем руку: нелегко и ей и нам. Поглядим в глаза прорухе - с ней и горе не беда - И вопросы, словно мухи, разлетятся в никуда. День грядущий не ответит, сколь его ни беспокой; Мчатся тучи, месяц светит над иззябшею рекой... 15.06.2014